Ольга (karbofosss) wrote,
Ольга
karbofosss

Конспект книги Г.Ньюфелда и Г.Матэ "Не упускайте своих детей". Часть 13

Originally posted by tatiana_ch at Конспект книги Г.Ньюфелда и Г.Матэ "Не упускайте своих детей". Часть 13
Часть 1 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/215248.html
Часть 2 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/215874.html
Часть 3 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/217265.html
Часть 4 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/219359.html
Часть 5 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/220588.html
Часть 6 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/222832.html
Часть 7 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/225256.html
Часть 8 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/228581.html
Часть 9 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/229774.html
Часть 10 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/231463.html
Часть 11 здесь -   http://baby-secret-net.livejournal.com/233022.html
Часть 12 здесь -    http://baby-secret-net.livejournal.com/238224.html







Конспект книги Г.Ньюфелда и Г.Матэ "Не упускайте своих детей" в изложении   lara_barabu

Глава 16. Дисциплина, которая не разделяет

Научить ребенка хорошо себя вести - одна из самых сложных родительских задач. Как мы можем контролировать ребенка, если он сам себя не контролирует? Как добиться от ребенка чего-то, что он сам не хочет делать? Как не позволять ребенку обижать своего брата или сестру? Как справляться с ребенком, который сопротивляется нашему влиянию?

Если мы добились послушания, даже на время, мы считаем, что достигли цели. Тем не менее, начав принимать во внимание привязанность и уязвимость, вы поймете, что методы поведенческого подхода - введение санкций и искусственно созданных следствий, лишение привилегий - обречены на провал. Наказание ведет к враждебности и активирует механизмы эмоциональной защиты. Тайм-ауты и метод "считаю до трех", используемые чтобы заствить подчиниться, делают наши отношения с ребенком натянутыми. Когда мы игнорируем ребенка в ответ на вспышку гнева, изолируем его за плохое поведение или лишаем нашего расположения, мы подрываем его чувство безопасности. Командуя ребенком, мы вызываем его противление - точно так же, как если мы пытаемся его "подкупить." Все подобные техники могут толкнуть ребенка в пучину зависимости от ровесников.
Тогда какие же методы остаются родителям?
Есть множество безопасных, естественных и эффективных способов изменения поведения.



Что такое настоящая дисциплина?



Семь принципв естественной дисциплины. Под "естественностью" понимается безопасность для развития ребенка и для наших с ним отношений привязанности - такая дисциплина должна базироваться на уважении детско-родительских отношений и долгосрочных перспектив взросления ребенка.

Способность человека эффективно управлять детьми напрямую зависит от его умения справляться с самим собой. Проявляйте к себе не меньше милосердия, чем к своим детям. Если вам не хватает самоконтроля, не пытайтесь заниматься самобичеванием и наставлять себя "на путь истинный". Такие методы сработают с вами не лучше, чем с вашим ребенком. Просто примите тот факт, что всем людям свойственно ошибаться и что наши самые темные эмоции способны перечеркнуть то хорошее, что в нас есть.



Сущестуют естественные процессы, автоматически корректирующие поведение ребенка. Наиболее значительна сила - привязанность, но есть еще и процесс становления - врожденное стремление ребенка к самосовершенствованию, адаптационный процесс - способность учиться на собственных ошибках, и интегративный процесс - умение справлятьс со смешанными чувствами и мыслями.
Семь принципов естественной дисциплины.



Используйте близость, а не разлучение, чтобы добиться послушания ребенка.



Инструмент модификации поведения ребенка "тайм-аут" - не что иное, как переработанная форма бойкота: изоляция, игнорирование, пренебрежение, лишение теплоты. Эти меры всегда порождали больше проблем, чем решали.



Лишение близости (или угроза ее потери) является такой эффективной мерой контроля поведения, потому что пробуждает в ребенке самый большой страх - страх, что его покинут. Когда мы прерываем контакт или разрываем связь (или когда ребенок чувствует, что это может случиться), мы приводим мозг привязанности ребенка в состояние повышенной тревоги.



Разыгрывая карту разлучения, мы платим за нее слишком высокую цену: мы развиваем неуверенность. Ребенок, призываемый к дисциплине под угрозой разлучения, понимает, что близость и контакт с родителем напрямую зависит от его соответствия родительским ожиданиям. В таких случаях ребенок не может расслабиться, его стремление к привязанности не дает ему покоя и, следовательно, мешает развитию его индивидуальности и независимости. Ребенок может стать очень "хорошим", но он также будет лишен энергии становления. Его развитие будет саботировано.



Угроза разлучения работает лишь потому, что ребенок привязан к нам, дорожит близостью с нами и еще не защищен от уязвимости. Иными словами, он все еще может переживать жажду привязанно­сти и испытывать боль разлуки. Если эти условия не соблюдаются, разлучение перестает быть действенной мерой установления по­слушания. При этом любой «успех» будет лишь временным. Идет ли речь о психологическом разлучении или об эмоциональном ох­лаждении, чувствам ребенка, скорее всего, будет нанесен серьезный ущерб. Конечный результат при­менения такой техники разлучения очень негативно сказывается на чувствах маленького ребенка. Ее атаки ставят под угрозу самое уязвимое - потребность ребенка сохранять привязанность к родите­лям. Рано или поздно, ребенок будет вынужден начать защищаться от боли таких ранений. Он закроется эмоционально - или, точнее, это сделает его мозг привязанности.



Когда мы используем отношения против ребенка, его мозг привя­занности в конце концов начинает игнорировать нас, создавая зияю­щую пропасть между ним и нами. Тем самым мы заставляем ребенка удовлетворять свои потребности в привязанности в другом месте. Используя тайм-ауты и реа­гируя способами, которые разрушают нашу связь, мы отдаем нашего ребенка в руки его сверстников.



Мозг ребенка может защищаться от уязвимости разлучения, со­противляясь контакту с родителем. Такой ребенок будет прятаться под кроватью или в туалете, отклоняя призывы родителя к при­мирению. Возможно, опасаясь проблем, он убежит в свою комнату или потребует, чтобы его оставили в покое. Тем или иным способом, переживание привязанности будет подталкивать ребенка к отчужде­нию от нас.



Особенно опасно использовать разлучение в качестве наказания за агрессию. Топливо для агрессии - это фрустрация. Конечный результат использования техники разлучения - рост агрессии, а не ее уменьшение. Послушание, которого можно добиться от агрессивного ребенка, используя тайм-ауты и другие техники разлучения, будет очень недолговечным, поскольку будет вызвано временной тревогой ребенка по поводу отношений. Как только близость с родителем бу­дет восстановлена, агрессия проявит себя с удвоенной силой, в этом ей поможет дополнительное топливо, которое мы сами долили ей в бак, вызвав фрустрацию привязанности. Наши неумелые попытки уничтожить агрессию в зародыше только спровоцируют ее рост.

Позитивной и естественной альтернативой разлучению является связь. Связь - это источник нашей родительской власти и влияния, а также источник желания ребенка быть хорошим. Связь должна быть нашей краткосрочной и долгосрочной целью. Хитрость в том, чтобы держать это в голове еще до возникновения проблемы, а не наказы­вать разлучением после, предотвращать будущие проблемы, а не ру­гать ребенка, если он пересечет границы дозволенного.
Формулировка принципа, основанного на таком подходе, звучит так: «сначала связь, потом указание». Идея в том, чтобы завладеть ребенком - привлечь его инстинкты привязанности способами, о ко­торых говорилось в главе 14 - прежде чем давать указания и настав­ления. Укрепив сначала связь, вы снизите риск сопротивления со сто­роны ребенка и опасность проявления ваших собственных негативных эмоций. Идет ли речь о несговорчивом ходунке или о непокорном под­ростке, родитель прежде всего должен подойти к ребенку, установить эмоциональный контакт, и только после этого ожидать подчинения.



Например:
Одиннадцатилетний Тайлер играл в бассейне возле дома со своей сестрой и несколькими друзьями. Все было отлично, пока Тайлера не «занесло» и он не начал бить своих товарищей по игре пластиковой баночкой. Мама попросила его остановиться, но он не послушал. Отец разозлился, накричал на Тайлера за то, что тот не подчинился матери, и потребовал, чтобы он вышел из бассейна Мальчик вновь не послушался. Отец, в конце концов, сам залез в бассейн, вытащил ребенка оттуда и, желая преподать сыну урок, от­правил его в свою комнату подумать о том, что он сделал. Поведе­ние Тайлера, как объяснили мне его родители, было абсолютно не­допустимым, и они не хотели, чтобы такое повторилось. Поскольку они уже слышали от меня, что использовать разлучение, чтобы по­ставить ребенка на место, очень рискованно, они спросили, как сле­довало поступить в том случае.



Раз уж конфликт не удалось пресечь на -корню, родителям надо было на минуту остановиться, прежде чем продолжать. В сложной ситуации всегда лучше избегать отдаления, а не стремиться к нему. Родитель должен желать близости, чтобы дать ребенку позитив­ный стимул, на который он сможет ответить. Когда родитель проявляет стремление к близости, он делает первый шаг к восста­новлению связи. Чтобы достучаться до ребенка, мы должны исполь­зовать нашу с ним связь: прогуляться вместе, проехаться куда-ни­будь, поиграть в мяч. В этом случае общение не заладилось с самого начала, поскольку отсутствовала его важная составляющая. Тайлер был полностью поглощен своим занятием. В этом состоянии он не ориентировался на родителей и не был готов выполнять их распо­ряжения. В подобных обстоятельствах, необходимо восстановить с ребенком связь, прежде чем продолжить. Начать можно было фра­зой, вроде: «Ой, Тайлер, как же тебе весело!» На это ребенок, скорее всего, ответил бы усмешкой и кивком. После того, как родители по­лучили взгляд ребенка, его улыбку и кивок, они должны были идти на сближение с ребенком: «Тайлер, мне нужно поговорить с тобой минутку наедине. Подойди, пожалуйста, к бортику». Завладев вни­манием ребенка, родители приобрели бы власть и влияние. После этого можно было дать ребенку несколько указаний, призванные смягчить ситуацию и сохранить всеобщее веселье. Более того, так родители избежали бы ослабления привязанности Тайлера к ним, а эта цель гораздо важнее, чем желание преподать ребенку урок. Вместо того чтобы использовать разлучение в конце, родителям Тайлера следовало наладить связь в самом начале.

Принцип «сначала связь, потом указания» применим практически ко всему, касается ли это того, чтобы попросить ребенка выполнить домашнее задание или помочь накрыть на стол, напомнить ребенку о том, что он должен повесить свою одежду или что пора выключать телевизор, скорректировать общение ребенка с братом или сестрой. Если базовые отношения в порядке, это займет лишь не­сколько секунд. Если же привязанность слаба или ребенок защищен от уязвимости, попытки завладеть его вниманием покажут вам это. Очень сложно управлять поведением ребенка, когда за ним скрыва­ется нарушение привязанности. Невозможность привлечь к себе ре­бенка должна напомнить нам о том, что пора перестать заниматься его поведением, а свои усилия и внимание надо сосредоточить на по­строении отношений.



Первое время принцип «сначала связь, потом указания» может казаться вам странным и неудобным. Но, как только он войдет в привычку, износ ваших отношений с ребенком значительно умень­шится. Родители, научившиеся его применять, прежде чем попро­сить ребенка о чем-то или дать ему указания, вызывают его улыбку и кивок. Результаты бывают поразительными.

Когда возникают проблемы, работайте над отношениями, а не над происшествием.



Когда что-то идет не так, очень часто мы первым делом стремимся обсудить поведение, вызвавшее проблемы. В психологии это называ­ется «принципом немедленного реагирования», который базируется на наблюдении, что, если поведение тотчас не обсудить, возможность для извлечения урока будет упущена. Ребенок будет пребывать в уверенности, что его поведение правильно. На самом деле, такие опа­сения беспочвенны.



Если ребенок расстроен, он, как пра­вило, становится совершенно неуправляемым. В такой момент кор­ректировать его поведение, давать указания или преподавать «урок» - это пустая трата времени. Кроме того, неподобающее поведение наших детей часто застает нас врасплох, вызывая сильные эмоци­ональные реакции. Следовательно, наше поведение, скорее всего, тоже будет необдуманным и неуравновешенным. Обсуждение про­блемы требует вдумчивой подготовки. Сразу после происшествия ребенок редко бывает восприимчив, точно так же, как мы не бываем ни рассудительными, ни изобретательными в подобной ситуации.



Помня о важности отношений, в качестве краткосрочной цели вы­берите остановку нежелательного поведения, если этого еще не про­изошло, и сохранение действующей привязанности. Вы всегда може­те вернуться к инциденту и к вопросам поведения позже, после того, как всплеск эмоций прошел и вы восстановили связь с ребенком.



Некоторые виды поведения серьезно раздражают нас и жестоко испытывают нашу способность сохранять привязанность к ребенку. Первыми в этом списке идут агрессия и противление. Если ребенок говорит, что ненавидит нас, или даже проявляет по отношению к нам физическую агрессию, в первую очередь нужно отразить атаку, не причиняя вреда отношениям. Сейчас не время говорить о причинах такого поведения или о его болезненных последствиях. Не время также для угроз, санкций или изоляции ребенка. Чтобы подгото­виться к необходимому вмешательству, родители должны сохранять достоинство. Если вы позволите обиде завладеть вами, вы не сможе­те выступать в роли ответственного взрослого.

Часто полезно сосредоточиться на фрустрации, вместо того чтобы воспринимать нападение на свой счет: «Ты расстроен из-за меня». «Тебе очень грустно», «У тебя это не получилось», «Ты хотел, чтобы я согласилась (согласился), а я отказалась (отказался)», «Ты сейчас пытаешься вспомнить все самые обидные слова, которыми можешь меня обозвать», «Эти чувства снова завладели тобой». Это не кри­тика, а признание фрустрации ребенка, а тон вашего голоса должен показать, что случившееся не разбило ваш союз. Для того чтобы со­хранить действующие отношения с ребенком, вам необходимо как-то дать ему понять, что им не грозит опасность.



Иногда стоит показать «желтую карточку»: «Это не хорошо. Что ж, поговорим об этом позже». Повторюсь, слова здесь значат мень­ше, чем тон, который должен быть дружеским и теплым, не угрожа­ющим. Первичная связь, которую следует сохранять - это связь двух людей. Нам необходимо восстановить спокойствие в себе самих и в наших детях. Позже мы выполним свои намерения и разберемся в случившемся. Но прежде всего необходимо привлечь к себе ребенка и лишь после этого попытаться извлечь урок из произошедшего.
Когда ребенок не может справиться со своими эмоциями, вызовите слезы вместо того, чтобы пытаться преподать урок.



Ребенку много чему нужно учиться: делить свою маму со своими братьями и сестрами, оставлять для них место, справляться с фру­страцией и разочарованием, жить с чувством несовершенства, отсту­паться от своих требований, отказываться от желания быть в центре внимания, воспринимать слово «нет». Помните, одно из основных значений слова «дисциплина» - это обучение. Значительная часть нашей миссии как родителей заключается в том, чтобы научить на­ших детей тем вещам, которые они должны знать. Но как?



Эти жизненные уроки в гораздо меньшей степени являются ре­зультатом правильного мышления, чем адаптации. Ключ к адапта­ции - в том, чтобы тщетность проникала в наше сознание, когда мы пытаемся добиться чего-то недостижимого и изменить что-то, над чем мы не властны. Когда адаптационный процесс разворачивается так, как должен, уроки усваиваются спонтанно. Родители не работа­ют в одиночку.



Адаптационный процесс достигает своей задачи «дисциплинирования» наших детей несколькими естественными способами: прерывая цепочку неэффективных действий; делая ребенка способным к принятию ограничений и запретов; ускоряя отказ от нереализуемых требований. Только через такую адаптацию ребенок может приспо­собиться к обстоятельствам, которые нельзя изменить. С помощью этого процесса ребенок также открывает для себя, что жить с нере­ализованными желаниями возможно. Адаптация позволяет ребенку излечиться от травмы и горя потери. Этот урок не усвоится, если пы­таться обучить ему напрямую, с помощью доводов или негативных последствий. Это истинный урок для сердца, который усваивается, только когда тщетность проникает в сознание.



Родитель должен быть одновременно проводником тщетности и ангелом успокоения.

Чтобы ускорить адап­тацию, родитель должен провести ребенка к слезам, к отпущению и к чувству облегчения, которое приходит, когда мы примиряемся с ситуацией.



Первая часть «танца» адаптации - показать ребенку «стену тщет­ности». Иногда мы должны это сделать сами, но очень часто она складывается из реальности и ограничений повседневной жизни: «Твоя сестра отказалась», «Это не сработает», «Я не могу позво­лить тебе сделать это», «Этого недостаточно», «На сегодня хватит», «Он не звал тебя», «Она не хотела тебя слушать», «Маша выигра­ла», «Бабушка не может приехать». Это реальность, которую нужно представить решительно, чтобы она не вызывала желания спорить. Говорить неопределенно - уговаривать, объяснять, оправдывать -значит упустить возможность дать ребенку что-то, к чему он дол­жен адаптироваться. Если есть хоть какой-то шанс, что ситуацию можно изменить, стимула для адаптации не появится. Здесь важно помочь ребенку приспособиться к тому, каково реальное положе­ние вещей, а не к тому, как он - или даже вы сами - хотели бы их видеть.

Отсутствие достаточной твердости в ситуациях, когда что-то нельзя изменить, заставляет ребенка искать варианты ухода от ре­альности, и таким образом срывает процесс адаптации. У вас будет много времени, чтобы привести свои доводы, но только после того, как невозможность изменить ситуацию будет воспринята ребен­ком.



Вторая часть адаптационного «танца» - прикоснуться к опыту фрустрации ребенка и обеспечить ему комфорт. Как только стена тщетности будет выстроена - твердо, но спокойно - наступит время, чтобы помочь ребенку найти за фрустрацией слезы. Вашим намере­нием должно быть не преподать урок, а превратить фрустрацию в печаль. В этом случае, урок будет извлечен автоматически. Можно сказать что-то вроде: «Так тяжело, когда что-то не получается», «Я знаю, ты очень хотел, чтобы все получилось», «Ты так надеялся, что я отвечу иначе», «Это не то, чего ты ожидал», «Мне жаль, что не по ­лучается по-другому». И снова: гораздо важнее наших слов - дать ребенку понять, что мы на его стороне, а не против него. Если вы в нужное время добавите немного печали в свой голос, это освободит дорогу к слезам и разочарованию. С опытом вы научитесь чувство­вать наступление нужного момента; излишняя спешка или многословность могут сыграть против нас. Этому мы тоже учимся путем проб и ошибок.
Бывает, что родитель делает все правильно, но ему все равно не удается запустить в ребенке процесс адаптации. Проблема может быть в том, что ребенок не воспринимает родителя в качестве без­опасного и комфортного источника привязанности. Еще чаще, сле­зы не появляются, потому что адаптационный процесс остановлен: такое случается с детьми, слишком защищенными от уязвимости. Ощущение тщетности не проникает в них.

Адаптация - двусторонний процесс. Иногда нам, родителям, бы­вает нужно адаптироваться к недостаточной адаптивности наших детей. Когда процесс, который способствует установлению есте­ственной дисциплины, не активирован в ребенке, нам необходимо излечиться от наших попыток проталкиваться вперед. В такие мо­менты нам нужно почувствовать нашу собственную печаль и вы­пустить наружу наши тщетные ожидания. Отпустив то, что не эф­фективно, мы с большей вероятностью отыщем что-то новое. Если знаки, свидетельствующие об адаптации, отсутствуют: если глаза ре­бенка не увлажняются, когда ему не удается исполнить задуманное, если потери не будят печаль, если злость не превращается в грусть, родителям нужно найти другие способы создания порядка из хаоса. К счастью, такие способы существуют.



Продолжение главы следует
Subscribe

  • Фанатка ГВ

    Приехала в стоматологию городскую с острой болью в 12, а прием только в 15 из-за какого-то совещания. Я расстроенно сказала что кормящая. Подумала…

  • Срубить яблоню

    Ездили к родственникам срубить яблоню, помочь. Погода была дождь и солнце, то одно, то другое. Пилили, жгли, как мы любим. Разбирали чердак,…

  • 7 мая

    А нам подарили / отдали электрическую газонокосилку. И я так рада... Илье сегодня стало резко плохо, до этого нас беспокоила сонливость - мог лечь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments