December 1st, 2009

железнодорожное

Ехала до питера 24 часа вместо положенных восьми.

Утром поезд задерживался на час, было темно и никто не знал что случилось.
Нашелся умник который начал орать на весь вагон об аварии, нет бы людей не будить, пусть спят, тихо и не волнуясь.
В итоге все вскочили и пошли гонять чаи. А те же умники на весь вагон орали о количестве жертв, нагнетая обстановку. Ненавижу паникеров. Сиди тихо и молчи. Жди, думай об окружающих. Обещали быть в Спб к 12, потом ничего не обещали.
Три часа простояли в Старой Руссе, в нервяке и неопределенности, никто ничего не знал, вид из окна я запомню надолго. Книга как назло оказалась неинтересная...
Все паникеры напились и уехали на такси в Питер.
К двум часам у проводника было скуплено все - от воды до последнего бутера.
В моем и в соседнем купе люди попались хорошие, спокойные и веселые. Чтоб бодриться, начали играть в односложные слова на заданную букву, перебрали треть букв алфавита, вспомнили кучу слов. Потом играли в другую игру.
Среди пассажиров оказался молодой немец. Он вообще не понимал как так можно - не кормить людей и вообще никак не организовывать и не быть готовым к чрезвычайным ситуациям... Но держался спокойно и спросил тока почему русские свет не выключают.
К семи вечера нам дали по бутеру и по стакану воды. А до этого был чай. Стока его я давно не пила.
Потом нашлась водка, потом еще. Потом стало по фигу Питер или не Питер, грустно-весело, странная ситуация свела кучу людей вместе.
Приехали к девяти вечера.

Одного понять не могу. Когда выезжал наш поезд, авария уже была, а мы тронулись. Как обычно провал коммуникации?

Обратно ехать я боялась. Почти не спала, вот сижу на работе с 7 утра.